ФЕРТЕЛЬМЕЙСТЕР ЭДУАРД БОРИСОВИЧ

  • 07

На протяжении всей своей творческой жизни я все пытался делать параллельно: писал музыку, занимался дирижированием, играл на фортепиано и до самого последнего момента не предполагал: какая из этих параллелей обретет основную силу? Надо сказать, что генеральной линии в моей судьбе так и нет, а параллели сохранились, хотя очерчены они по-разному: одни - с большим нажимом, сплошные, другие – тоньше и прерывистей.

Две основных линии – несомненно, композиция и дирижирование. Для меня эти занятия всю жизнь переплетаются, и, когда я очень устаю от принадлежности к одному музыкантскому клану, то с удовольствием вспоминаю, что отношусь и к другому.

В каждом из этих миров есть свои плюсы и минусы. Сообщество хоровых дирижеров, несомненно, самое спаянное, организованное и шумное из всех музыкантских кланов. Мы всегда ходим гурьбой, действуем сообща, особенно если учесть, что многие из нас – бывшие капелланы и с самого детства воспитывались в содружестве. Дирижирование и было первоначально моей основной профессией, и свои первые шаги, как преподаватель, я делал на этом поприще, да и сейчас в консерватории я – профессор кафедры хорового дирижирования.
Но наиболее радостным применением сил всегда была композиция, которая и сделала мне имя точно так же, как дирижированию я обязан своей педагогической репутацией.

На каждой из основных параллелей мне повстречались люди, которым я искренне и глубоко благодарен – мои дорогие учителя. Они вели меня заботливо и строго по всем ступенькам профессионального пути.

С 1973 года я преподавал в музыкальном училище и все десять лет продолжал учиться у двух замечательных женщин, которые, каждая по-своему, сильно повлияли на меня, как на молодого педагога. Еще в капелле мне посчастливилось встретиться с Ольгой Сергеевной Ларионовой. У неё я учился дирижированию в училище, а потом вместе с ней работал. Большое влияние на меня оказала Лариса Николаевна Моренова. У моих добрых наставниц был общий учитель – Евгений Николаевич Гаркунов – профессор консерватории, заведующий кафедрой, к которому и мне суждено было попасть, как к педагогу по специальности, когда я поступил учиться в консерваторию. Они исповедовали одни и те же профессиональные принципы, ту же дирижерскую школу, которую теперь продолжаю я. Ольга Сергеевна и Лариса Николаевна были очень теплы со мной, поддерживали, направляли и опекали до тех пор, пока я не выпорхнул из гнезда, перейдя в консерваторию, где тоже были близкие и родные мне люди.

В первую очередь хочу вспомнить моего учителя и очень близкого друга - Льва Константиновича Сивухина. Мы – капелланы, и с детства он был для меня почти родным, потом случился перерыв в наших встречах, но, когда я пришел в консерваторию уже педагогом, мы с ним «заново познакомились» и общались душа в душу до его скоропостижной кончины. Буквально накануне ночью он мне звонил, а утром его не стало…

Очень почитал я Евгения Николаевича Гаркунова и других замечательных педагогов кафедры хорового дирижирования, к сожалению, никого из них уже нет: это - Александр Иванович Сытов, Георгий Анатольевич Годзевич, Маргарита Александровна Саморукова, Владимир Моисеевич Изуменко, Георгий Павлович Муратов. У каждого из них я учился, от каждого что-то воспринял. Коллеги, с которыми я сейчас сотрудничаю – В.А. Куржавский, Н.И.Покровский - гораздо моложе тех людей, которых я назвал. Я их люблю и уважаю как своих близких, как капелланов, как старших товарищей, но их влияние на мое мировоззрение было в меньшей степени, конечно, чем тех учителей, у которых я перенимал профессиональный опыт.

Один из самых дорогих мне наставников - Владимир Михайлович Цендровский. Я учился у него правилам жизни, искусству мудрости и добра, и полагаю, что лучшего профессора по этим предметам у нас нет. Это - человек будущего, святой человек, необычайно светлый, добрый, умный и, в свои 85 лет, он был очень прогрессивный. Мне кажется, что именно Владимир Михайлович – один из вечных символов нашего вуза.

Он мне очень помог и, несмотря на то, что я ректор, а он профессор очень преклонных лет, именно он до сих пор меня поддерживал, а я, конечно, пытался делать все, чтобы как-то облегчить его жизнь.

Вспоминая еще одну творческую параллель, хочу высказать горячую благодарность своим педагогам по фортепиано. В капелле меня учила Мирра Матвеевна Сицкая, чудесный педагог, я ее боялся страшно, она была очень строгая. Но, благодаря ей, я умею играть на фортепиано достаточно неплохо. В музыкальном училище были хорошие педагоги - Галина Александровна Фадеева и Валентина Александровна Железнова, а в консерватории я очень полюбил Наталию Васильевну Войтович, мы с ней до сих пор поддерживаем теплые отношения.

В своем композиторском образовании я, прежде всего, обязан Аркадию Александровичу Нестерову. Не только как педагогу, но и как очень мудрому, доброжелательному человеку, который вел меня за руку и направлял многие-многие годы.

Он был ректором и только теперь я понимаю, что стояло за каждым его «да» и «нет», как много различных сил оказывали влияние на решение любого вопроса, сколь многое ему нужно было учесть. Руководитель обязан предвидеть, как то или иное решение скажется не только на конкретном человеке, с которым оно связано, но и на всем коллективе. Поэтому сейчас мне стало ясно, почему Аркадий Александрович что-либо мне не позволял, и я оправдываю его всецело. Напротив, когда он меня подталкивал, побуждал к тем или иным действиям, я тоже понимаю - зачем он это делал. Все приходит позже или… не приходит никогда.

Нестеров был очень грамотный педагог, получивший замечательную московскую школу. Он учился у Виссариона Яковлевича Шебалина, который весьма тепло о нем отзывался. Среди других учеников Шебалина – О. Фельцман, А. Пахмутова, А, Флярковский. Вот эту школу продолжал организовывать и поддерживать здесь Аркадий Нестеров, и я, насколько могу, стараюсь в своих сочинениях придерживаться его указаний и профессиональных оценок, до сих пор разделяю его музыкальное мировоззрение.

Мне очень помогал Станислав Петрович Стразов, тоже ученик Нестерова, который его боготворит. В числе преданных последователей нашего учителя и народный артист России, очень талантливый Марк Левянт из Самары, Владимир Пороцкий, который живет сейчас в Германии… Мы все очень почитаем нашего учителя.

Вот это те люди, которые меня формировали в мои студенческие годы, а некоторые и потом.

Конечно, следует сказать о тех, с кем работаю сейчас. Не буду называть тех, кто относится к самому ближнему кругу, дабы не вызвать обид у остальных. Скажу только, что круг этот достаточно широк, и на каждого человека я рассчитываю и надеюсь.

Есть средний круг, состоящий из коллег, которых я тоже очень уважаю, к которым отношусь хорошо.

И есть небольшая группка... Говоря прямо, если бы я не был ректором, а теперь - президентом консерватории, то имел бы счастье не подать им руки. Возможно, это звучит жестко, но искренне.

  • 16.12.2001. Э.Фертельмейстер, Б.Гецелев, В.Пороцкий, В.Казенин
  • Юбилейный концерт (после исполнения увертюры Welcome)
  • С И.Б.Гусманом после премьеры моей симфонии (1981)
  • Поздравляем с юбилеем нижегородское телевидение: О.В. Соколов, Э.Б. Фертельмейстер, А.М. Скульский, Н. И. Покровский
  • Э.Фертельмейстер c коллегами
  • В жюри Всероссийского конкурса дирижеров ( Красноярск), вместе с участниками. В первом ряду: Геннадий Дмитряк - художественный руководитель капеллы им. Юрлова, Валерий Каллистратов - композитор, профессор Московской консерватории, Борис Тевлин - главный